Деревенская жизнь помещика в старые годы

Решаясь говорить о новой книге г. Аксакова, мы прежде всего отстраняем от себя всякое суждение о художественных достоинствах этой книги. Распространяться о них мы считаем излишним по многим причинам, из которых главные состоят в том, что, во-первых, это было бы крайне скучно, а во-вторых, что мы слишком уважаем фактическую правду мемуаров г. Аксакова, чтобы силиться отыскать в них еще правду художественную. 

Мы согласны, конечно, что и в самых правдивых воспоминаниях может быть много художественных достоинств, состоящих в способе представления предметов и даже в самом изложении. Но кому же было бы интересно следить за нами, если бы мы стали отыскивать подобные достоинства в "Детских годах" г. Аксакова? Ровно два года тому назад все журналы полны были восторженными похвалами художественному таланту г. Аксакова, обнаруженному им в "Семейной хронике"1). Авторитет С. Т. Аксакова установился с тех пор незыблемо. Его некоторые поставили главою современной русской литературы2), и этому никто не думал противоречить, исключая г. К. С. Аксакова, который в начале прошлого года, обозревая в "Русской беседе" современную нашу литературу, выразил мнение, диаметрально противоположное взглядам поклонников С. Т. Аксакова. Именно г. К. С. Аксаков объявил, что С. Т. Аксаков не только не есть глава современной русской литературы, но даже вовсе и не принадлежит к ней, а стоит как-то "совершенным особняком"3). Должно полагать, впрочем, что и этот, столь неблагоприятный, отзыв вызван был более потребностью сказать и здесь хоть что-нибудь в пику западникам, превозносившим "Семейную хронику", нежели действительным желанием отнять С. Т. Аксакова у современной русской литературы. Как бы то ни было, в последние два года С. Т. Аксаков, по признанию всех своих поклонников, занял бесспорно первое место в ряду русских писателей. Этого мало: художественные достоинства произведений С. Т. Аксакова были так ярки, что обратили внимание многих на нравственные качества самого автора и доставили ему всеобщее уважение уже просто — как человеку,— поразительное доказательство этого уважения мы видели недавно в студентах Казанского университета, праздновавших свой университетский юбилей4). Но еще более разительный пример представили петербургские студенты: задумавши издавать сборник своих ученых трудов, они сочли долгом испросить на это одобрение г. Аксакова и были в великом восторге, когда автор "Семейной хроники" одобрил их намерение издавать ученый сборник5). Вскоре после того один студент, писавший в "Молву" письма о том, что он "Молве" очень сочувствует, а петербургских журналов не терпит за то, что они ограничиваются случайными воззрениями своих случайных сотрудников,— этот самый студент от лица всего Петербургского университета называл С. Т. Аксакова другом человечества и русского народа и даже "мерилом истины и справедливости"6).


1) Добролюбов имеет в виду отклики на изд.: Семейная хроника и воспоминания. М., 1856 (см.: Межов В. И. Сергей Тимофеевич Аксаков. Библиографический указатель. СПб., 1888, с. 11—13). Цитаты в тексте приводятся по этому изданию.

2) Примерами могут служить речь П. И. Мельникова-Печерского на торжественном обеде 5 ноября 1857 г. в честь 50-летия Казанского университета, в которой С. Т. Аксаков был назван "первым русским писателем", и статья Н. П. Гилярова-Платонова о "Семейной хронике" (РБ, 1857, No 1), где Аксаков противопоставляется всей русской литературе как "художник в высшем смысле этого слова", чье "воззрение чище, выше и шире, нежели какое находим мы вообще у современных писателей" (с. 96).

3) Добролюбов имеет в виду примечание К. С. Аксакова в его статье "Обозрение современной литературы": "Сочинения С. Т. Аксакова стоят совершенным особняком в литературе нашей", они "требуют особого определения, особой оценки и имеют, свое особое значение среди нашей литературы" (РБ, 1857, No 1, отд. IV, с. 3). Мнение это было связано с тем, что, как считали славянофилы, С. Т. Аксаков был первым русским писателем, который взглянул на русскую жизнь "с положительной, а не с отрицательной точки зрения" (Хомяков А. С. Сергей Тимофеевич Аксаков.— РБ, 1859, No 3, с. VII).

4) Бывшие студенты Казанского университета в приглашении, адресованном С. Т. Аксакову, просили его как студента первого выпуска и уважаемого писателя занять почетное первое место на торжественном обеде в честь 50-летнего юбилея университета (см.: Берлянд Б. Аксаков Сергей Тимофеевич. — В кн.; Жизнь замечательных людей в Казани, вып. 2. Казань, 1940, с. 166—167).

5) Рецензию Добролюбова на "Сборник, издаваемый студентами С.-Петербургского университета" (вып. 1, СПб., 1857) — см.: II, 93—99.

6) Имеется в виду "Письмо петербургского студента" в славянофильском еженедельнике "Молва" (1857, No 9, 8 июня).



 

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 12 гостей